История о том, как к Фаине Раневской приехала сестра из Парижа

Об актрисе Фаине Раневской нередко вспоминают, как о выдающейся советской актрисе прошлого века. Представляем вашему вниманию содержание рассказа писателя Александра Каневского «Сестра из Парижа» из сборника «Человек с того смеха».

 У Фаины Раневской была сестра — парижанка. В связи с ухудшением материального положения и смертью супруга, Изабелла Фельдман захотела вернуться к любимой сестре в столицу. Раневская была очень рада. Она приложила немало усилий, чтобы добиться разрешения на въезд Изабеллы в СССР.

Фаина встретила сестру, обе были счастливы.

— Здесь я живу, — не без гордости сказала Фаина Георгиевна, показав на высокий дом.

Изабелла была довольна, знаменитая актриса должна жить в хороших условиях. Ничего не подозревая, спросила:

— Ты занимаешь апартаменты или весь этаж?

Увидев небольшую двухкомнатную квартиру, сестра очень удивилась.

— Ты живешь в тесноте в нищенских условиях! – заявила она с укоризной.

На что Раневская возражала: «В нашей стране так живут люди элиты: режиссеры, артисты, ученые. Даже сама Уланова живет в этом доме!»

Упоминание о знаменитости повлияли благотворно: сестра стала осваивать выделенную ей комнату и разбирать чемоданы.

Дом оказался далеко не элитным, в понимании Изабеллы. Каждое утро, к находящемуся внизу хлебному магазину, подъезжали машины. Грузчики шумно носили товар, не давая спать всем вокруг.

Еще внизу был кинотеатр. После позднего сеанса на улицу выходило множество киноманов, громко обсуждающих увиденное.

Сразу же после приезда, Изабелла надела стильное пальто, шляпку, перчатки. Не забыла и о шелковых чулках. Жара ее не пугала. Окутав себя ароматом «Шанель», сказала Фаине:

— Хочу приготовить на ужин бон-филе, я иду за мясом в лавку.

Фаина попыталась ее остановить, уберечь сестру от советской реальности:

— Ты же, не найдешь нужный магазин!

Сестра снисходительно улыбнулась и с упреком сказала:

— Ты, действительно считаешь, что я не найду мясную лавку.

И отправилась в лифт.

Обессилевшая Раневская опустилась в кресло, думая, как пройдет встреча сестры — парижанки с советской действительностью.

Бог ведет блаженных и юродивых, так и Изабелла Георгиевна незаметно и быстро вышла на небольшой уютный магазинчик с вывеской «Мясные изделия».

Внутри она увидела довольно неприглядную картину: очередь у прилавка шумела и толпилась, полная кассирша с крашеными волосами и «башней» на голове, бранила толпу покупателей, как цепная собака. Мясник, мокрый от пота, продавал отрубленные им жилы и хрящи, бросал на весы, называя их мясом.

Сквозь толпу Изабелла протиснулась к прилавку.

— Месье, как ваше самочувствие? Добрый день, не правда ли?

Толпа притихла, и как в стоп-кадре, замерла. Все поняли, что сейчас начнется бесплатное представление. Очередная порция «мяса» не шлепнулась на весы, а зависла в воздухе. Бывшая иностранка продолжала:

— Не беспокоит ли вас бессонница, месье? Крепок ли, ваш сон? Примите две столовые ложки «Хеннесси» перед сном. А как поживают ваши дети? Используете ли вы наказание? Наказывая детей, теряется духовная связь с ними.

 

-Вы согласны со мной, месье? Ошалевший мясник, кивнул головой, и еле произнес:

 -Да.

 — Я так, и думала. Ваше интеллектуальное лицо напоминает мне школьного учителя словесности.

 Мясник вытер пот с лица, не очень понимая, какое оно.

Изабелла Георгиевна перешла к делу:

 — Месье, у вас есть полтора фута бон-филе?

 Мясник кивнул головой и исчез в кладовой. Не было его долгое время. Казалось, он ловил теленка, потом резал, и готовил бон-филе. Вышел со свертком: мясо было уже взвешенно и завернуто в бумагу.

 Изабелла поблагодарила и предупредила, что будет приходить два раза в неделю: во вторник и четверг, в 16.00 за бон-филе.

Мяснику ничего не оставалось делать, как согласится.

Оплачивая покупку, Изабелла похвалила обесцвеченные перекисью волосы и «башню» на голове у полной кассирши.

 

— В Париже, мадам, тоже модно краситься в блондинок. А если вы распустите волосы, то кудри лягут вам на плечи и осветят ваше приятное лицо.

 

Смущенная кассирша изо всех сил пыталась улыбаться, даже засунула два пальца в рот, растягивая его в улыбку.

 Фаина Георгиевна оторопела, когда Изабелла открыла пакет: мясо такой свежести ей давно не попадалось. Видимо, это были личные запасы мясника…

Изабелла гордо произнесла свою коронную фразу:

— Надо уметь выбирать бон-филе!

 Теперь, по вторникам и пятницам, парижанка приходила в мясную лавку. В шестнадцать ноль-ноль лавка закрывалась, Изабелла усаживалась в удобное кресло, и подолгу рассказывала мяснику про парижскую жизнь, про Эйфелеву башню, про Лувр, про Елисейские поля.

Он слушал ее, подпирая по-детски голову рукой. Слушал, и улыбался светло, наивно, доверчиво…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓