Побег, изменивший ход войны

Имя Михаила Девятаева золотыми буквами вписано в историю страны. Этому храброму воину удалось сделать почти невозможное – находясь в плену, угнать немецкий бомбардировщик с системой управления для смертоносных ракет V2. Эти ракеты имели внушительную разрушающую силу – каждая из них была начинена взрывчаткой массой более тонны. Если бы немцы довели до ума разработку ядерного заряда, то союзникам не поздоровилось бы. У немцев в руках находились бы ядерный заряд и практически неуязвимое средство его доставки. Самое страшное, что данные баллистические снаряды не могла перехватить ни одна ПВО, так что простые граждане были беззащитны перед этим ужасом, падающим с небес. С помощью Фау обстреливали Лондон, после усовершенствования управления и увеличения дальности полета немцы хотели начать обстрелы Москвы и Нью-Йорка.

Однако простой советский летчик Михаил Девятаев внес свою лепту для того, чтобы этим планам не суждено было сбыться. Он и 9 других узников лагеря смерти угнали бомбардировщик Хейнкель, модифицированный под систему радиоуправления от вышеупомянутой ракеты V 2.

Секретная ракетная база нацистов, носившая название Пенемюнде, располагалась на острове Узедом. Здесь испытывались новые образцы авиационной и ракетной техники. Особое внимание было уделено, естественно, крылатым ракетам V1 и баллистическим V2, которыми они терроризировали столицу Великобритании.

Ответственным за авиационное обеспечение базы был ас Люфтваффе Карл Грауденц, отмеченный самим Гитлером несколькими значимыми государственными наградами. Обеспечивать работу такой крупной, еще и секретной базы было непросто – десятки самолетов каждый день взлетали и садились, помогая создавать сверхсекретные образцы вооружения. В испытаниях участвовал сам Грауденц, летая на Хейнкеле с вензелем G. A. Взлетная полоса круглосуточно прикрывалась средствами ПВО, поэтому побег группы Девятаева выглядит еще более фантастическим.

Ничто не предвещало для немцев беды в день 8 февраля 1945 года. Грауденц решал рабочие вопросы в своем кабинете. Вдруг к нему позвонил начальник ПВО и спросил, кто взлетел на его самолете. Обер-лейтенант был шокирован, так как на его Хейнкеле имел право взлетать только он сам. Грауденц ринулся к взлетной полосе – самолета не оказалось. Он немедленно приказал поднимать истребители на перехват. Мессершмитты спешно взлетели, но вскоре вернулись ни с чем – учитывая уровень развития радиолокации на то время, отследить перемещение того или иного воздушного судна было крайне сложно.

Грауденц был на грани нервного срыва. Ему пришлось докладывать в Берлин о случившемся. Вскоре на базу прибыл лично Герман Геринг, командующий Люфтваффе, для того, чтобы узнать, как произошел данный инцидент, наносящий удар по всей ракетной программе Германии. Многие ответственные лица были заключены под стражу, сам же Грауденц не понес наказания – наверное, Геринг не хотел дискредитировать своего прославленного аса.

В ходе начавшегося расследования были высказаны предположения о том, что бомбардировщик был угнан американскими или британскими шпионами. Через некоторое время ситуация прояснилась. Самолет угнали заключенные лагеря, большинство из которых имели советское происхождение. Более того, выяснилось, что один из узников был летчиком – ему удалось в лагере получить документы на имя другого человека, поэтому его личность не вызывала подозрений у службы безопасности. Этим летчиком и был Девятаев. Поддельные документы он получил, благодаря местной ячейке сопротивления, устраивавшей диверсии и помогавшей узникам сохранить свою жизнь.

Как группе Девятаева удался побег? Решение угнать бомбардировщик не было спонтанным. Во время работы на аэродроме Девятаев увидел несколько бомбардировщиков, пострадавших от ударов союзной авиации. Как-то он проник в один из них и нашел полетную документацию и таблички-указатели, необходимые для того, чтобы разобраться в тонкостях управления бомбардировщиком Хейнкель-111. Напомним, что сам Михаил был летчиком-истребителем – как управлять тяжелой двухмоторной машиной он изначально не знал. Все надписи приходилось переводить с немецкого языка. Летчик и несколько сподвижников разработали план побега. Было решено во время очередных аэродромно-ремонтных работ убить конвоира и пробраться в один из самолетов, стоявших на летном поле. Волею случая им удалось это сделать. По пути к своим беглецы встретили пролетающий мимо немецкий истребитель, но тот принял их за своих.

Перелетев за линию фронта, группа Девятаева совершила жесткую посадку на территории Польши. Так приключения смельчаков, решивших бросить вызов всей Германии, завершились. Теперь их ждали расспросы советской разведки, технической, в том числе.

Михаил и Ко рассказали все, что видели в Пенемюнде. Инженеры изучили содержимое бомбардировщика – оказалось то, что он был самолетом контроля за полетами баллистических и крылатых ракет.

Ко всему прочему в самолете был ряд важных документов, дающих представление о программе испытаний «оружия возмездия».

 

Девятаев передал координаты стартовых позиций ракет – теперь разбомбить их не составляло труда. Также Михаил поведал о том, что немцы планировали создание грязной ядерной бомбы – все цеха, где ее предполагалось производить вскоре были уничтожены авиабилетами. Девятаев общался с самим Сергеем Королевым – будущим руководителем советской космической программы. Он рассказал ему об особенностях производства V2. Так бесстрашные беглецы-герои внесли немалый вклад в обороноспособность советского государства и приближали долгожданный день разгрома нацистской Германии.

После войны Девятаев вернулся в родной Татарстан и стал работать в волжском речном пароходстве. Он прожил долгую жизнь и умер только в 2001 году. Огорчает то, что сначала к нему относились к недоверием, как и ко всем, кто пережил немецкий плен. Однако беспримесность его подвига победила все предрассудки – сейчас многие места в Казани названы именем великого земляка.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓